«Трудоголик – в высшей степени трудолюбивый человек, в жизни которого работа занимает практически всё время», – первой же строкой на запрос выдаёт словарь Google.

«Трудолюб, пахарь, работяга… труженик…» – вторит ему «Словарь синонимов русского языка».

Почему же к этим «в высшей степени трудолюбивым людям» столько внимания психологов, психоаналитиков и психиатров? Почему в СМИ так часто употребляют это слово отнюдь не в позитивном ключе, а врачи вообще называют трудоголизм «диагнозом»!?

 

В истории человечества труд никогда не считался негативным явлением, напротив – всячески поощрялся и культивировался как основа счастья и развития.

Однако, в последней трети 20 века учёные ввели термин «трудоголизм» для обозначения состояния, при котором человек начинает нуждаться в помощи со стороны.

Почему так вышло и что этому способствовало?

Чем опасен латентный трудоголизм!

 «Ко мне на приём приходят люди, потерявшие радость от жизни, спутника, друзей, любовь и признание собственных детей, из-за того, что работа стала для них центром всего и сформировала стойкую зависимость», – рассказывает практикующий психоаналитический терапевт, консультант научного журнала «Lario Nova» Екатерина Ларионова. – «Их мир настолько сузился до выполнения ежедневной рутины, что спровоцировал перманентную депрессию, бессонницу, развитие сердечно-сосудистых заболеваний. За спинами таких людей распавшиеся семьи и ощущение постоянной неудовлетворённости!».

Чем же отличается «трудоголик» от просто много работающего или любящего работу человека?

Почему терапевты называют это заболеванием и что конкретно от него болит!?

 

Современная психология даёт такой ответ. «Трудоголизм – признак психологического неблагополучия: человек «прячется за работу» из-за утраты способности полноценно общаться с окружающими и для ухода от собственных нерешенных, зачастую психологических, проблем». – пишет Psychologytoday. – «В основе этого расстройства лежит ощущение своей неполноценности и желание каким-либо способом компенсировать это».

***

Я вспоминаю своего друга Сержа Сафара. В студенческие годы по программе «Work&Travel» я ездила на заработки в США. Там я и познакомилась с этим очаровательным французом, имевшим роскошный бизнес. На первый взгляд, его жизнь была яркой и насыщенной событиями. Он делал концерт Мадонне в Лас-Вегасе, работал личным стилистом Анжелины Джоли. В итоге он осел на восточном побережье, открыв сеть парикмахерских и приобретя успешный строительный бизнес.

Мы встретились в Бостоне, когда я искала работу. Сержу было 42 года. Он был высоким, стройным, потрясающе ухоженным, симпатичным мужчиной! Всегда стильно одетым и при хороших манерах.

Его дом был похож на замок – камин, антикварная мебель. Серж ездил на шикарном автомобиле и любил дорогое вино. Он был очень приятен в общении. Именно он познакомил меня со многими успешными людьми и ввёл в круг местной элиты: в первый же выходной мы поехали на вечеринку Джона Керри, баллотировавшегося в том году в президенты.

Однако, в другой день, попав в гости к Сержу, я удивилась тишине, а, главное, «пустоте» его огромного жилища. «Такому «принцу» как он, было бы совсем не сложно найти спутницу по вкусу», – подумала я, слушая его грустный рассказ об одиночестве.

А поработав с Сержем, и узнав его лучше, я очень скоро поняла: он болен трудоголизмом!

Он был работоман – не мог ни минуты прожить без своего занятия. Даже с той вечеринки он умудрялся отъехать в офис дважды, бросая меня среди чванливых политиков!

Без работы Серж начинал нервничать.

Чем опасен латентный трудоголизм!Имея хороший и давно налаженный бизнес, он всё равно не позволял себе отдых! Он был зациклен на своей работе и требовал такого же отношения от окружающих. «Работать, работать, надо работать» – постоянно повторял он, бегая по своему салону с первого на второй этаж.

Серж Сафар вставал в 6 утра, приезжал домой после полуночи. За его плечами была распавшаяся семья, а дом холоден. Всё это мучало его и отражалось в душе стремлением ко мраку. Он задёргивал плотные портьерные шторы и направлял всё внимание в компьютер.

Когда я спросила его о причине развода с женой, он лишь пожал плечами и растеряно произнёс: «Не знаю…».

Прошло много лет, мы общаемся с Сержем по скайпу, и я точно могу вам сказать: за всё это время, человек имеющий возможность найти время, а тем более позволить себе любой курорт мира, ни разу не отдыхал! «Таис, я очень хочу купить дом на греческом острове, я мечтаю, чтобы ты показала мне Грецию, и в этом году я точно вырвусь!» – каждый раз говорит он мне. Серж несколько раз покупал авиабилеты, но оставался дома из-за своей мании.

А вот вам ещё пример. Мой отец, который уже 30 лет работает врачом в Польше, где и живёт с моей матушкой. Он никогда не имел времени мне позвонить, хоть мы видимся раз в 3-4 года. А когда звоню я – он «всегда занят, потому что работает». Из-за работы, за 24 часа в сутки и 365 дней в году у него нет и 10 минут пообщаться с единственной дочерью! И хотя иногда он отвлекается, чтобы поставить знакомым лайки в соцсетях, его голова забита работой. И ладно, если бы он был хирургом или делал операции! Он обычный мануальный терапевт, он не вытаскивает людей с того света, в его жизни есть место для отдыха, однако он прячется в трудоголию, как моллюск в раковину.

Он никогда не найдёт время и не узнает, что вы читаете о нём в статьях! Если бы я расставила в польском городе Люблине, где он живёт, билборды с надписью «Папа, позвони!», он бы их просто не заметил – в его голове звенит слово «работа», она же застилает глаза и убивает душу. Поэтому психотерапия (от греч. «лечение души») ему просто необходима.

Чем опасен латентный трудоголизм!

«У трудоголиков редко складываются семейные отношения, – говорит Екатерина Ларионова. – Но самое интересное, что и работа со временем перестаёт приносить им удовлетворение. Многие мои клиенты охвачены карьеризмом. Их цель – больше зарабатывать, двигаться по социальной лестнице, у них есть мечты и планы. Работа является для них способом достижения своих целей, то есть промежуточным звеном. Со временем, в виду наработок и опыта, – сил и времени на работу они затрачивают всё меньше. Трудоголия это иное: работа становится основой всего».

Клинический психолог, кандидат психологических наук, руководитель Центра Психотерапии и Психоанализа и Международной Школы группового психоанализа, Алина Тимошкина, преподающая в Московском Институте Психоанализа, рассказывает, что зачастую трудоголик прячется в работу из-за боязни эмоций.

Предположим, что родители моего отца практически всё время проводили на работе, и дома он их видел редко. Следовательно, если в своей собственной семье он придёт домой пораньше – то будет чувствовать себя некомфортно, так как не знает, что должен делать мужчина дома.

А вы никогда не задумывались, грозит ли вам трудоголизм? 

Чем опасен латентный трудоголизм!

 

«My-health» перечисляет следующие признаки трудоголизма:

•          чрезмерное внимание к мелочам;

•          постоянные мысли о работе;

•          отсутствие интереса к чему-либо, кроме работы;

•          отсутствие чувство радости, удовлетворения после того, как какое-то дело выполнено;

•          при завершении определенного задания возникновение мыслей о следующем задании;

•          упрямство;

•          системность мышления;

•          сложности в принятие конкретного решения, тщательное и длительное взвешивание всех «за» и «против»;

•          страх неудач;

•          повышенные требования к себе и к выполняемой работе;

•          появление раздражения, беспокойства, если такой человек находится не на работе, или тогда, когда выполнение определенного задания подходит к концу;

•          отдых таким человеком воспринимается лишь как признак лени.

«Как правило, в такую зависимость впадают мужчины, однако меня удивляет, что в последнее время ко мне стали обращаться за помощью женщины, которые наравне с «сильным» полом стали чрезмерно погружаться в работу», – говорит Екатерина Ларионова.

В чём причина болезни?

Психологи считают, что причиной работомании становятся отсутствие личной жизни, дефицит ярких моментов, трудное детство. Одни не хотят повторить опыт спившегося отца или матери, а кому-то со школы навязывали идею, что работа – основа всего и важнее её нет ничего на свете.

 «Некоторые из моих клиентов не хотят признаться в своей зависимости от работы, они убеждают всех вокруг, что не любят свою работу; другие прикрываются заботой о семье или желанием помочь компании, в которой работают; третие – даже не ищут оправданий», – рассказывает Екатерина Ларионова.

Газета «Медвести» пишет, что 80% трудоголиков руководствуются амбициями быть всегда во всём первыми; 40% среди трудоголиков – тех, кто пребывает в постоянной тревоге за свою дальнейшую жизнь; в 50% случаев – к трудоголизму приводит отсутствие личной жизни; 20% – считают себя неудачниками и пытаются с помощью чрезмерной работы доказать себе обратное.

По другим источникам, в группу риска почти всегда попадают люди опасных профессий.

Не знаю, одобрят ли эту мысль психологи, но, вспоминая своего отца, в список факторов, ведущих к зависимости от работы, я бы ещё добавила и такой порок, как жадность.

Чем опасен латентный трудоголизм!

Как лечить трудоголизм?

 

Волшебной микстуры от трудоголизма нет и вряд ли изобретут в скором времени. Нужна терапия. Психологи считают, что сам человек с такой болезнью справиться не в состоянии, а самолечение приведёт к ещё более устойчивым зависимостям, так как «индивид, за свою жизнь, имеет в арсенале лишь один способ справиться с зависимостью – создать новую!»

«Согласна с коллегами, без помощи со стороны тут не обойтись, к тому же понадобятся терпение и время, – комментирует Екатерина Ларионова, – может подойти классический курс психоаналитической терапии. Зачастую, причина действительно уходит корнями в детство, а воспоминания, из-за инфантильной амнезии или вытеснения, оказываются утеряны. В лечении также нужно делать акцент на успешных и самодостаточных гранях личности, которые, возможно, человек отрицает или просто не осознаёт. Нужно укреплять его «я», помочь увидеть мир шире работы. Ведь в жизни много радостей: от вкусных блюд до простых объятий близкого человека. Уметь жить полноценно – важно!»

«Мы живём качеством жизни, то есть нашими субъективными переживаниями, – говорит Алина Тимошкина, – чем шире спектр наших чувств (таких как стыд, вина, любовь, агрессия, зависть и прочее), тем более мы гибки и вариативны, тем более богата наша жизнь. Некоторых чувств люди избегают. Например, им не хочется испытывать чувство вины. Но ограждая себя от него, они ограничивают своё развитие и возможность двигаться дальше. Они останавливаются на простейших эмоциях, достаточных для выживания, но не достаточных для смакования жизни».

Услышав это, я поняла, почему мой отец боится мне позвонить, оправдывая это работой…  Надеюсь, он прочитает эту статью, и предпримет попытку выбраться из своей раковины.

 

«Первым шагом человек должен признаться себе сам в том, что стал работоманом, а не растеряно пожимать плечами на вопрос, почему он потерял семью и не может построить новые отношения! – говорит Екатерина Ларионова, – Быть хорошей женой, матерью, мужем, отцом, оставаясь трудоголиком, практически невозможно!

Латентный трудоголизм (который человек не понимает на сознательном уровне) опасен тем, что часто способствует развитию и других зависимостей, например, алкогольной, так как снимая усталость или борясь с бессонницей, человек начинает злоупотреблять крепкими напитками.

Задача психотерапевта – не бороться с симптомами, а выявить причину и помочь человеку прожить этот момент, чтобы двигаться дальше!»

***

Общение с Екатериной Ларионовой вызвало у меня ряд размышлений. Когда я пишу статьи или книги, сочиняю новую песню и прочее – бывает, сижу за работой по 10-13 часов, забывая поесть. К тому же я изматываю себя перфекционизмом и навязчивой мыслью сделать всё и сразу.

И не раз я себе тоже задавала вопрос, не страдаю ли я трудоголизмом…

Чем опасен латентный трудоголизм!

Собирая материал для этой статьи, я нашла в себе черты, с которыми буду бороться: а именно – постараюсь избавиться от постоянной тревоги за будущее, ведь как вы уже прочитали, 40% склонных к трудоголизму людей питают «болезнь» именно страхами. Очень не хочется быть несчастной, как Серж или мой отец… Оборачиваясь назад, я вижу, что все проблемы были всегда решаемы, а потери освобождали место для нового и, в конце концов, шли на благо. Надеюсь, и вам будет в помощь собранная в этой статье информация, опыт людей и советы психологов!

Таис Гусельникова


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ