Газовая интрига с участием ЕС, США, России, Азербайджана и Турции обещает быть острой

601

Газовая интрига с участием ЕС, США, России, Азербайджана и Турции обещает быть острой

Ильхам Алиев, не называя имен, обвинил западные финансовые структуры

Инициируя третье заседание Консультативного совета министров энергетики стран-участниц проекта ЮГК 23 февраля в Баку азербайджанские власти, очевидно, преследовали несколько целей. Актуальность ЮГК позволяет президенту Алиеву позиционировать Азербайджан в качестве важного партнера Запада в плане усиления энергобезопасности Европы. Демонстрируя лояльность стратегии Запада по доступу к энергоресурсам Каспия и снижению газовой зависимости от России, Алиеву удается, с одной стороны, получить определенную внешнюю поддержку своей власти, а с другой стороны не допустить обострения отношений с Западом из-за разногласий по состоянию демократии в Азербайджане. ЮГК важен Баку не только в плане усиления партнерства с Западом, но и для развития экономических возможностей Азербайджана в силу неизбежного падения в ближайшие годы объемов добычи нефти.

Нынешнее заседание Консультативного совета было сосредоточено на решении возникших проблем на пути реализации ЮГК. На сегодня, согласно официозу, разработка Стадии-2 месторождения "Шах Дениз" выполнена на 90%, работы по расширению Южно-кавказского трубопровода выполнены на 85%, TANAP примерно на 65% и почти на 35% выполнены работы по строительству TAP. Азербайджанские власти полагают, что обсуждение текущего состояние строительства ЮГК в Баку и заявления США и ЕС о поддержке проекта ускорят решения по его финансированию со стороны Европейского банка реконструкции (ЕБРР) и развития и Европейского инвестиционного банка (ЕИБ).

Вопрос финансирования ЮГК в настоящее время является одним из ключевых. Его активная фаза совпала с мировым экономическим кризисом, который сильно ограничил финансовые возможности Азербайджана, являющегося его инициатором. Когда ЮГК инициировался в 2013 году он оценивался в $45 млрд., из которых около $14 млрд. приходилось на долю Азербайджана. На фоне высоких цен на нефть в 2012-2013гг. совпавший с инициированием проекта ЮГК, Азербайджан не ожидал, что у него будут проблемы с финансированием своей доли в этом проекте.

Однако, в 2014 году начался резкий спад цен на нефть на мировых рынках, и как следствие, азербайджанской стороне стало сложнее финансировать этот проект. Снижение цен на нефть привело и к удешевлению проекта – до $40 млрд., а доля Азербайджана снизалась до $12.5-13 млрд. Но это все-таки большая сумма для Азербайджана и поэтому правительство стало активно использовать заемные средства для финансирования своей доли. Вначале акцент делался на выпуск евробондов, но стало ясно, что таким образом можно привлечь не более $2 млрд. и нужны дополнительные источники. Поэтому правительство обратилось к ведущим международным финансовым институтам с предложением предоставить кредитные средства на этот проект. Свое согласие на это дали Всемирный банк (ВБ), Азиатский банк развития (АБР), недавно созданный Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ), ЕБРР и ЕИБ.

Первые три структуры не только на словах, но и на деле, в декабре 2016 года поддержали реализацию проекта. Совет директоров АБР утвердил предоставление Азербайджану средств на сумму $1 млрд. для поддержки второй стадии проекта разработки месторождения Шах-Дениз. Средства включают кредит в размере $500 млн. для ЗАО "Canub Qaz Dehlizi" (ЮГК) и $500 млн. в виде частичной гарантии по коммерческим кредитам, привлекаемым со стороны ЮГК. Стоимость Стадии-2 Шах-Дениз оценивается в $26 млрд., к работам в рамках этого этапа планируется привлечь более 19 тыс. человек. Расширение месторождения Шах-Дениз является ключевым для экономики Азербайджана в плане обеспечения долгосрочных доходов и экспорта газа в Европу.

Далее Совет директоров ВБ утвердил предоставление Азербайджану кредита в размере $400 млн. Кроме этого, кредит на сумму $400 млн. также получит Турция. Оба кредита будут направлены на строительство Транс-Анатолийского газопровода (TANAP), являющегося частью проекта ЮГК. Бенефициарами по кредитам выступают ЗАО "Южный газовый коридор" (Азербайджан) и компания BOTAS (Турция).Помимо этого, Многостороннее Агентство по инвестиционным гарантиям (МИГА), входящее в группу ВБ, предоставит инвестиционные гарантии в размере $750 млн. для ЗАО "Canub Qaz Dehlizi" на реализацию проекта создания ЮГК.

На строительство TANAP кредит в размере $600 млн. также утвердил АБИИ. Для АБИИ это вообще стал крупнейшим кредитом, выделенным за первый год работы. Общая стоимость проекта TANAP составляет $8.6 млрд. Из них $2.1 млрд. выделяет сам заемщик, т.е. ЗАО "Canub Qaz Dehlizi". Таким образом, на текущий момент уже имеется финансирование в размере $4.5 млрд. под этот проект.

Еще весной 2016 года руководство ЕБРР во время визита в Баку официально подтвердило готовность предоставить кредитные средства в размере 1.5 млрд. евро на строительство TANAP и TAP. Также готовность кредитовать ЮГК подтвердил ЕИБ, но оба банка до сих пор не утвердили выделение средств. Поэтому на заседании Консультативного совета президент Алиев отметил важность финансирования проекта со стороны европейских финансовых институтов. Это был сигнал для ЕБРР и ЕИБ о том, что надо на деле подтвердить оговоренные обязательства, так как уже в 2017 году полностью планируется закрыть финансирование по TANAP. Ранее, на заседании правительства в начале января 2017 года, президент Алиев, не называя имен, обвинил западные финансовые структуры в том, что они, воспользовавшись финансовыми трудностями Азербайджана, выдвигают некие, неприемлемые условия. Учитывая тесное взаимодействие ЕБРР и ЕИБ с Евросоюзом, можно полагать, что эти условия касаются вопросов реформ, в том числе и политических, в Азербайджане, что и сильно раздражает азербайджанские власти.

Вопрос участия ЕБРР и ЕИБ в финансировании ЮГК обсуждался президентом Алиевым с руководствами этих структур и ЕС в январе в ходе экономического форума в Давосе и во время его визита в Брюссель в начале февраля. Если верить заявлениям участников заседания Консультативного совета по ЮГК, ими получены гарантии от Еврокомиссии в том, что ЕБРР уже в скором времени выделит кредиты на финансирования газопроводов TANAP и TAP. На встрече с министром энергетики Азербайджана Натиком Алиевым начальник отдела Центральной и Восточной Европы ЕИБ Флавиа Паланца вновь подтвердил интерес банка к финансированию строительства газопроводов TANAP и TAP.

Серьезной преградой на пути реализации ЮГК стала ситуация в Италии, где местные власти и экологические активисты провинции Апулии, выдвигая экологические претензии, фактически тормозят строительство TAP. В конце ноября 2016 года правительство Италии сообщило о начале строительных работ в Апулии. Но после провала референдума 4 декабря, инициированного правительством Маттео Ренци для урезания полномочий регионов в решении вопросов стратегического характера, возникла вероятность срыва графика строительства TAP на итальянском участке. Местные экологические активисты продолжают требовать изменения маршрута прохождения TAP.

Накануне заседания Консультативного совета по ЮГК стало известно, что на офис компании, занимающейся строительством TAP, в итальянском городе Мелендуньо были брошены два "коктейля Молотова", один из которых привел к пожару. Этот инцидент еще раз указывает на серьезность проблем в Италии, правительство которой прилагает усилия для их устранения. Так, в конце января стало известно, что в Италии ведутся работы по внесению дополнений в Кодекс окружающей среды, предусматривающих передачу Министерству охраны окружающей среды, земель и моря полномочий в случае возникновения препятствий со стороны региональных структур в вопросе выдачи разрешений на проекты государственного и национального значения. Ожидается, что эти поправки будут внесены в кодекс в мае-июне 2017 года.

А в ходе беседы с журналистами 23 января в Баку министр экономики Италии Карло Календа сообщил, что уже со следующей недели начнется пересадка оливковых деревьев, которая позволит начать прокладку TAP. Между тем, о начале пересадки деревьев итальянская сторона сообщала еще в конце ноября 2016 года. Из-за широких полномочий властей провинций в Италии правительству страны сложно действовать оперативно. Тут стоит отметить и то, что правительство Италии вынуждено действовать осторожно, поскольку непопулярные шаги могут в конечном итоге привести к снижению рейтинга правящей партии и потери части электората.

Ситуация в Италии явно беспокоит Баку, поскольку все это может сорвать планы по началу транзита азербайджанского газа на европейские рынки к 2020 году. У Баку, видимо, имеются и подозрения относительно стремления России использовать ситуацию в Италии для продвижения проекта "Турецкий поток", конкурирующего с ЮГК. ЕС и правительство Италии обещают решить проблему уже в ближайшее время. Свои усилия в этом направлении прилагают и США, что подтверждает ожидания по поводу активности администрации президента Трампа в южно-кавказском направлении.

По итогам заседания Консультативного совета участники проекта ЮГК заявили, что поддерживают начало переговоров по поставкам в Европу дополнительных объемов газа по данному коридору. До сих пор речь шла о поставках в Европу порядка 10 млрд. куб. м. газа в год. Теперь же 12 стран, которые подписали Итоговую декларацию, заявили о продолжении и углублении долгосрочных взаимоотношений между странами производителями энергоресурсов, поставщиками и потребителями, расположенными вдоль Южного газового коридора для надежного и устойчивого обеспечения газом из Азербайджана Грузии, Турции и стран Европы. Поэтому участники заседания начнут оценку дальнейшего развития ЮГК, включая будущие объемы, новые соединительные газопроводы и дополнительные рынки.

Таким образом, европейские страны подтвердили готовность получать по ЮГК больше газа, и строить новые газопроводы внутри Европы. Речь тут идет о строительстве Ионическо-Адриатического трубопровода (IAP) и интерконнекторе Греция-Болгария (IGB). Реализация этих проектов подразумевает разветвления ЮГК в направлении балканских стран и увязана с увеличением объемов поставок азербайджанского газа. Некоторые наблюдатели, полагая отсутствия у Азербайджана дополнительных объемов газа, считают нецелесообразным такое разветвление ЮГК. Подобные суждения в определенной степени влияют и на решения потенциальных кредиторов ЮГК. 

Поэтому, важным представлялся обсуждение проектов IAP и IGB на третьем заседании Консультативного совета по ЮГК в контексте планов Азербайджана по доведению объемов азербайджанского газа к 2030 году до 25-30 млрд. долларов. В ходе этих обсуждений азербайджанское руководство вновь подтвердило способность Азербайджана наращивать экспортные объемы азербайджанского газа после 2020 года, в том числе, за счет месторождений Абшерон, Умид и Бабек.

Итоги заседания Консультативного совета позволяют ожидать, что ЮГК будет реализован к установленным срокам и к 2020 году азербайджанский газ в объеме 10 млрд. куб.м. в год поступит на европейские рынки. Но, намерение "Газпрома", воспользовавшись положениями третьего энергетического пакета, использовать дополнительные мощности TAP для поставок российского газа в Европу в рамках проекта "Турецкий поток" может осложнить стремление ЕС избавиться от российской зависимости, а также планы Баку по доведению объемов поставок азербайджанского газа по ЮГК до 30 млрд. куб.м. в год. Многие эксперты полагают, что ЕС может оказаться в сложном положении в случае, если "Газпром" запросит мощности TAP для поставок российского газа. Так, Третий энергетический пакет запрещает монополизм при транспортировке газа и требует от собственника трубопровода на открытом аукционе дать возможность другим использовать половину его мощности. Россия с момента принятия третьего энергетического пакета утверждала, что он был принят специально, чтобы помешать строительству "Южного потока".

Еврокомиссия на определенный период вывела из-под действия третьего энергетического пакета TAP в отношении поставок азербайджанского газа по нему. Будет ли дальше это практиковаться Еврокомиссией, вопреки интересам России, сказать сложно. Но следует отметить, что некоторые юго-восточные страны ЕС, опасаясь прекращения транзита российского газа через Украину после 2020 года, готовы поддержать поставки российского газа по TAP. Позиция этих стран обусловлено и тем, что кроме Азербайджана нет иных поставщиков газа по ЮГК. Поэтому, заявление "Газпрома" по поводу использования TAP для поставок российского газа актуализирует для ЕС и вопрос поиска, помимо Азербайджана, еще одного поставщика газа. Многолетние переговоры по этому поводу с Туркменистаном пока, кроме заявлений о готовности Ашхабада поставлять туркменский газ по ЮГК, к конкретным решениям не привели. Нет конкретики и в вопросе поставок газа в Европу Ираном по ЮГК. Переговоры о поставках газа по ЮГК из Ирака приостановлены из-за борьбы против ИГ.

На этом фоне новостью стало обсуждение Турцией и Израилем проекта строительства газопровода для транспортировки газа с израильского месторождения "Левиафан" через Турцию в Европу. На первом этапе по проекту "Левиафан" планируется экспортировать 8-10 млрд. куб.м. газа в год для нужд Турции. Напомним, что в ходе визита в Баку в декабре 2016 года премьер Нетаньяху сообщил, что Израиль рассматривает возможность подключения к трубопроводу, который прокладывается из Азербайджана на Запад, для экспорта израильского газа с шельфовых месторождений в Средиземном море.

Однако, пока трудно сказать, насколько реальны поставки израильского газа в Европу по ЮГК. Связано это не только со способностью Израиля обеспечить большие объемы экспортного газа. Израиль, наряду с переговорами с Турцией, ведет также переговоры с Италией, Грецией и Кипром по поводу строительства трубопровода по дну Средиземного моря от месторождения "Левиафан" через Кипр и Грецию, которую планируется соединить с трубопроводом IGI (интерконнектор Греция–Италия). В этом, видимо, присутствует не только поиск экономически выгодного маршрута, но, возможно, и стремление Израиля не оказаться в транзитной зависимости от Турции. Так, что со строительством ЮГК газовая интрига с участием ЕС, США, России, Азербайджана и Турции обещает быть еще более острой. И в этой интриге для Азербайджана важно сохранить все возможности и обеспечить выгодные условия для увеличения объемов экспортного газа на европейские рынки после 2020 года.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ