Как функционирует умный тоннель на Северо-Западе столицы

605

Как функционирует умный тоннель на Северо-Западе столицы Наш город постепенно становится «умным городом». Технологии вплетаются в повседневность, но часто все еще незамечены.

 Открываем рубрику «Как это работает?» и заглядываем внутрь городских объектов, с которыми мы сталкиваемся каждый день.

Замечали неподалеку от метро «Сокол» на Ленинградском шоссе зеркальную постройку, похожую на громадную каплю? Кто повнимательней, называет постройку «яйцом», потому что стеклянный купол имеет форму овоида — это хорошо видно издалека с другой стороны шоссе.

Не так важно, кто и что видит. Почти никто не знает, что это такое. В «лужковские» времена здесь планировали трамвайный трансбордер — разворотный пункт для составов. Трамваи и правда разворачиваются тут, объезжая «яйцо» вокруг. Но само здание к трамваям отношения не имеет.

Это шестиэтажный центральный диспетчерский пункт государственного бюджетного учреждения «Гормост». Круглые сутки тут следят за безопасностью движения в тоннелях Северо-Западной хорды — в Ленинградском, Волоколамском, Михалковском, Дмитровском, Берзарина. А еще отсюда с помощью высоких технологий в буквальном смысле «управляют» сложными инженерным сооружением — Алабяно-Балтийским тоннелем.

Десятки камер на один тоннель

— Точно неизвестно, почему здание такой формы. Кто-то считает, что это лужковская кепка, — смеется замначальника участка «Гормост-Север» Андрей Абрамов, открывая магнитной карточкой дверь в главный зал.

Одна стена зала — громадный полукруглый экран в два этажа, разбитый на пару сотен мелких экранчиков. В углу каждого — красное слово «Запись», которое говорит о беспрерывном прямом эфире из тоннеля. Передвижение любого автомобиля по всей длине тоннеля «ловят» 80 камер-детекторов. Они — глаза городских служб.

В два ряда стоят столы с компьютерами, как в офисе open space. За ними работают сотрудники учреждения — операторы. Они следят за камерами, ситуацией в тоннеле и координируют выездные отряды — бригады ремонтников летом и бригады, сбивающие сосульки, зимой.

— Отсюда мы управляем движением в тоннеле. Светофорами и шлагбаумами по необходимости перекрываем въезд в тоннель, — говорит Абрамов. — Еще есть специальное информационное табло, на которое выводится причина перекрытия — ремонтные работы, уборка, авария.

Операторы пункта самодеятельностью не занимаются и закрывают тоннель только по серьезным причинам, согласовав с полицией и городским Центром организации дорожного движения. Их обыденная задача — безопасность автомобилистов и исправная работа автоматики в тоннеле.

Датчики видят лихачей и изменников, считают пробки и аварии

В зависимости от скорости автомобилей экранчики меняют цвет. Если движение медленное, изображение с камеры становится оранжевым. Красным видео станет, если хотя бы одна машина остановится или начнет сдавать задом.

Когда внутри тоннеля образуется затор, растет концентрация выхлопных газов. С датчиков, которыми напичкан тоннель, на мониторы выводится информация о загазованности — 21 газоанализатор отмеряет максимально допустимую норму углекислого газа.
В 11 часов утра в среду в тоннеле пробок нет и воздух чистый. Показателя больше «1,0» на экранах нет. Высокий уровень — «3,0», 30 миллиграмм на кубометр воздуха. Тогда автоматически включаются вентиляторы.

«Покраснение» экрана говорит о полной остановке транспорта. Это может произойти из-за пробки, из-за поломки чьей-то машины или аварии.

— Как раз на днях была сложная авария — перевернулся автомобиль, — рассказывает Абрамов. — В таких случаях мы вызываем службы спасения и принимаем меры вплоть до перекрытия движения. Всегда при чрезвычайных ситуациях архивируется видеозапись для изучения. Она хранится, пока не дадут команду стереть.

Без происшествий записи остаются в архивах 30 суток, после чего автоматически удаляются. Массивы для хранения данных занимают несколько комнат на технических этажах центральной диспетчерской «Сокол». Объем хранилища — несколько десятков терабайт.

С камер Алабяно-Балтийского тоннеля не рассмотреть мелочи, вроде номера машины, но общие детали видны. Видео становится частью расследования при ДТП.

Обращались к операторам тоннеля и по житейским ситуациям. Некий ревнивец хотел рассмотреть, ехал ли кто-то в машине его супруги или нет. Конечно, запись ему не дали.
Это же визуальное детектирование помогает ловить лихачей. Камеры на въезде и выезде отслеживают превышение скоростного режима. Нарушителю автоматически вышлют штраф. Так что не превышайте скорость — если вы в тоннеле, это не значит, что вас не видят.

Умный тоннель сам себя тушит

Камеры-детекторы, датчики загазованности, вентиляторы — часть громадной умной системы тоннеля. Это настоящий живой организм. Он собирает статистические данные о трафике и происшествиях. Яркость освещения автоматически меняется в зависимости от погодных условий. А главное — тоннель моментально реагирует на нештатные ситуации.
Авария в тоннеле страшнее, чем на шоссе. Столкновение двух авто может привести к цепной аварии, потому что свернуть в тоннеле, в общем-то, некуда. Устранять последствия столкновения даже двух машин внутри тоннеля тоже сложнее. А что будет, если одна из машин заполыхает?

Умный тоннель знает, что делать. Очаг пожара мгновенно купируется. Автоматически с двух сторон от огня опускается водяная штора — дренчерная завеса, плотный водяной поток. Она не дает огню расползаться и не пускает дым. Включается и основное дымоудаление — те самые вентиляторы, которые устраняют лишнюю загазованность, начинают работать в полную силу.

Люди, попавшие в тоннель, уходят по боковым эвакуационным выходам. По продуманной системе коридоров-переходов они покидают опасную зону, в которой локализован огонь. А ведет их голос из мегафонов. Он, как и всегда в таких случаях, просит сохранять спокойствие и следовать инструкциям.

Для тех, кто сидит в машине и не слышит мегафона, есть «фишка». Система оповещения тоннеля настраивается на радиочастоты внутри машины. Водитель услышит просьбу покинуть тоннель из собственной магнитолы.

Операторы из диспетчерской тем временем вызовут пожарных и службы спасения. И для всех МЧСников, которые окажутся внутри тоннеля, тоже будет работать собственная радиоволна без помех.

Программная начинка диспетчерского пункта спасает тоннель и водителей почти без участия операторов из центрального диспетчерского пункта. Система может начать тушить несуществующий пожар по ошибке, и тогда операторы выключают систему.
Страшных происшествий с крупными возгораниями в тоннеле не случалось. Но для контроля «Гормост» периодически проводит учения, во время которых «прогоняет» ситуацию с ДТП и пожаром. Ближайшие пройдут в мае.

Подземный город под столицей

Каждый тоннель Москвы особенный. Алабяно-Балтийский, например, стоит на четырех подземных речках. Две спрятаны в коллекторы. А одна, речка Таракановка, особенно активна. Ее уровень иногда повышается, возникают протечки. Из-за сложной геодезии инженеры придумали систему насосов для удаления лишней воды.

— В 2014 году прецедент был — по вине строителей основной тоннель затопило. Поэтому решили заложить более мощную насосную станцию, — объясняет Андрей Абрамов.
Для того, чтобы не допустить потопов при таянии снега и дождях, рядом с тоннелем построили колоссальную насосную станцию. На поверхности — это четыре технических здания размером с киоск каждая. А под поверхностью — уходящая вглубь под землю конструкция с 11-этажный дом.

Металлические лестницы и мостики, ведущие вниз, специально сделаны не сплошным листом, а ячеистой сеткой — чтобы конденсат не приводил к ржавчине. Андрей Абрамов рекомендует держать смартфоны в карманах.

— Если упадет, придется доставать. Это будет непросто, — интригующе говорит он и кивает под ноги.

Смотрим вниз, и дыхание перехватывает. Мы внутри насоса, высотой в 35 метров. Нет, если телефон упадет, можно с ним попрощаться. Под ногами, под сетчатыми прозрачными настилами, пропасть. В самом низу вместо пола вода.
Вниз зигзагами уходят лестницы. Ощущение, будто мы внутри бетонного здания без окон, стен, полов. Все каменно-стальное, серое, немного в пыли. Слышен шум воды, усиливающийся по мере спуска. Раз лестничный пролет, два пролет. Спускаемся с остановкой — Андрей Абрамов дает отдохнуть.

— Я при приеме новых сотрудников всегда спрашиваю, готов ли он к такому количеству ступенек, — ничуть не запыхавшись, с улыбкой говорит мужчина. — Надо быть готовым по 15 раз в день проходить вверх-вниз 11 этажей.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ