Как связаны рэперы, развращение детей и закон Ямпольской

138

Как связаны рэперы, развращение детей и закон Ямпольской

В годы перестройки советские люди предали своих предков и поддержали власть, растоптавшую созданное ими государство. Народ молчаливо или с одобрением наблюдал за тем, как власть имущие топили в грязи все, что создали деды, за что они умирали и ради чего жили. Сейчас наш народ за это предательство отцов расплачивается слабостью, апатией, потерей смысла своего существования. А что должно произойти с народом, который предаст своих детей? Вопрос не абстрактный.

5 декабря в Госдуме в первом чтении рассматривался законопроект, который перевернет все российское информационное пространство. Он снимает запрет на доступ детей к информации, которая сейчас классифицируется как причиняющая вред их здоровью и развитию и распространение которой не допускается среди детей определенных возрастных категорий. Это знаковое событие, которое, по сути, означает, что государство отказывается от защиты наших детей. Законопроект снимает с производителей и трансляторов информационной продукции обязанность ставить возрастную маркировку 0+, «6+», «12+» и «16+». Исключение составит только категория «18+», в которую включен весьма скудный набор видов информации, среди которых: порнография, призывы к насилию, самоубийствам, пропаганда гомосексуализма. Но и эта последняя категория отменяется для фильмов, показ которых допускается без прокатного удостоверения (фестивальные, просветительские фильмы и кинопродукция, созданная до 1991 года).Итак, теперь по новому законопроекту детям самого раннего возраста будет разрешено транслировать натуралистическое описание насилия и телесных увечий, вызывающее у детей страх, ужас или панику. А также информацию, эксплуатирующую интерес к сексу, натуралистическое описание половых отношений, носящее возбуждающий характер, описание действий сексуального характера (подобного рода информация часто квалифицируется не как порнография, но как эротика).Хотите знать, как снимается запрет? Информационная продукция объявляется «культурным благом», а на трансляцию «культурных благ», художественных произведений и их интерпретаций возрастные ограничения для детей от 0 до 16+ лет будут сняты. Согласно «Основам законодательства Российской Федерации о культуре», культурным благом являются «условия и услуги, предоставляемые организациями, другими юридическими и физическими лицами для удовлетворения гражданами своих культурных потребностей». Эта широкая формулировка позволяет признать любую низкопробную и сомнительную продукцию «культурным благом» и транслировать ее детям всех возрастов любым физическим или юридическим лицом, действующим в сфере театральных и зрелищно-развлекательных мероприятий.Авторы закона исходят из антинаучной предпосылки, что, если произведение имеет культурную ценность, оно априори безвредно для детей. В таком случае киноинтерпретация произведения маркиза де Сада «120 дней Содома, или Школа разврата» известного режиссера Паоло Пазолини, может демонстрироваться в яслях, детсадах и школах, несмотря на наличие сцен сексуального разврата, садизма, пыток.Авторы законопроекта упирают на то, что сейчас дети из-за возрастной маркировки будто бы лишены доступа к произведениям искусства. «Мы не говорим обо всей информационной продукции, мы говорим только о литературе, искусстве», — заявляет один из авторов законопроекта, председатель комитета Государственной думы по культуре Елена Ямпольская. «Это просто сумасшедший дом! Надо снять этот барьер между детьми и культурой», — говорит она. Но госпожа Ямпольская здесь несколько лукавит. Произведения, имеющие значительную художественную ценность, и сейчас не подлежат обязательной маркировке. Вместо того, чтобы создать четкий перечень таких произведений, разрешенных для детей, нам фактически предлагают полностью отказаться от защиты детей от вредной информации.Ну и, как водится, всякий законопроект, который несомненно вызовет волну возмущения большинства граждан, нужно сопроводить активной пиар-кампанией. Направлена пиар-кампания на разрушение последней плотины, сдерживающей рвущийся из берегов поток информационной грязи, давно уже готовый рухнуть на головы наших детей. А именно, на Федеральную службу по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) — на структуру, следящую за соблюдением закона о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию (Закон № 436-ФЗ).Надо сказать, что это ведомство дает немало поводов его критиковать. Среди экспертов Роскомнадзора, действительно, попадаются странные, непонятно откуда набранные специалисты, экспертизы которых порой напичканы конспирологическими теориями и идеями. Встречаются среди специалистов и откровенно недобросовестные эксперты, как правило, делающие экспертизы по заказу производителей контента, и тогда доступ к детям получает контент совершенного гнилого и разрушительного пошиба.Деятельность этой структуры раздражает крупных игроков информационного рынка. Например, буря возмущения, связанная с деятельностью РКН по защите детей, возникла летом 2012 года. Тогда в Госдуме обсуждался законопроект, в котором предлагалось внести поправки в 436-й закон. Поправки касались создания реестра запрещенных сайтов, публикующих у себя детскую порнографию, информацию о получении или изготовлении наркотиков, а также информацию о способах совершения суицида или призывов к его совершению. Во главе протестов на радость педофилам оказались крупнейшие интернет-площадки страны — «Википедия», ЖЖ, «ВКонтакте» и «Яндекс». Они организовали масштабную интернет-забастовку, вывесили на своих главных страницах лозунги о недопустимости цензуры, о подавлении свободы слова и т. д. Но, несмотря на протесты интернет-гигантов, права детей сниматься в порнографии, а также изучать способы совершения суицидов и употребления наркотиков, были всё же серьезно нарушены.Однако закон мешает не только крупнейшим интернет-площадкам. Защита детей от вредной информации связывает руки шоу-бизнесу, устроителям концертов и зрелищных мероприятий. Именно об этой сфере деятельности в законе Ямпольской написано отдельно. Особенно 436-й закон мешает в последнее время деятелям рэп-культуры. Примечательно, что поводом для нападок на Роскомнадзор в 2019 году стал скандальный инцидент с экспертизой песен рэп-исполнителя Егора Крида. Экспертиза действительно получилась неоднозначной, наполненной необоснованными выводами и обвинениями. Идеальный повод устроить показательную порку Роскомнадзору и преподать урок остальным экспертам: к рэперам не лезьте — бизнес под контролем у серьезных людей!В последнее время этот бизнес начал испытывать некоторые трудности. В 2018–2019 годах десятки концертов некоторых рэп-исполнителей были отменены. А всё потому, что тексты их песен наполнены теми самыми натуралистическими описаниями сексуальных действий, насилия и пропагандой асоциального поведения, трансляция которых сейчас запрещена законом 436. Вероятно, такой запрет и является одним из тех «барьеров», которые так хочет снять госпожа Ямпольская своим законопроектом.Между тем рэперы неимоверно популярны в детской и подростковой среде. По уровню популярности они оставили рок-музыку далеко позади. Рэперы собирают на свои концерты стадионы. Их выступления набирают десятки и сотни миллионов просмотров на YouTube. Чем они так пленяют сегодняшних российских детей?Ответ прост: рэперы поют про них, про этих детей. Про то, как у детей отняли надежду, мечту, будущее, отняли право на развитие и творчество.«Пожалуйста, Лиза, совет послушай мой,Если ты не хочешь нищеты и одиночества,Нерационально для девчонки молодой,Тратить свою жизнь на развитие и творчество!Лучше засветиться с пацанами ночью в клубе,Делая приятно им, и всем бы стало весело.

Или бы порезала родителей в ютубе,Лайков было б больше, чем на видео с песнями!» —поет исполнительница Лиза Монеточка, пока гламурные обколотые ботоксом звезды телеэфиров рассказывают об интерьерах своих вилл в калифорниях. «20 000 каждый месяц, или 20 лет за решеткой. Не покидает ощущение, жизнь — перемотка… Мы все и так здесь в аду, что дальше?» — спрашивает рэпер Иван Дремин (псевдоним Face), пока на ток-шоу обсуждают историю успеха очередного вороватого олигарха. Но ответа российские дети не слышат. И они постепенно понимают, что не нужны своей стране. «Никакой любви для них, как для меня от мамы. Моя юность — это нож, на моем сердце шрамы», — вторят они Дремину.В этих словах слышна горькая ирония, боль, отчаяние. Попытки усыпить эту боль потребительством, забить глотки фастфудом, окончательно превратить детей в быдло не приводят к успеху. «Я счастлив, что я не раб мещанских взглядов», — поет популярнейший рэпер Мирон Федоров (Оксимирон).Феноменальная популярность именно этих исполнителей должна была сказать нам, что детей тошнит от идеологии воинствующего мещанства, так активно навязываемой им властью. В глубинах их душ постепенно рождается ответ, голос протеста. И этот голос прекрасно слышат рэперы. «Я не хочу быть красивым, не хочу быть богатым. Я хочу быть автоматом, стреляющим в лица», — поет рэпер Хаски. Но если вы вдруг решили, что рэп-исполнители — это современные представители народничества, что это новые певцы народной правды или радикальные революционеры, готовые на все ради того, чтобы вывести детей из ада, то это ложное впечатление. Всё как раз наоборот.

Как связаны рэперы, развращение детей и закон Ямпольской

Себастьян Эванс. Поэт без веры. 1855«Не жди, пока состаришься, скорей умри.Жаль, что твои родители — не чайлдфри.Гори в аду, в аду гори» —советует детям та же Монеточка вместе с еще одним популярным рэпером Нойзом-МС. Им не больно за этих детей. Как бы ни пытались потом авторы песни оправдываться и заверять, что они написали провокативную песенку для родителей, которые позволяют детям бесконтрольно пользоваться гаджетами. Оправдание лукавое и слабое. Ведь эти песни слушают не родители, а дети, не достигшие порой даже подросткового возраста. Они не увидят в ней скрытого смысла. Да и нет его там, как не было его в словах главы департамента молодежной политики Свердловской области Ольги Глацких, заявившей, что государство не просило рожать детей. Наивно думать, что сказанное отражает лишь точку зрения отдельной потерявшей берега чиновницы. Разрушение образования, уничтожение бесплатной медицины и системы социальной поддержки материнства и детства — всё это явные признаки того, что государство отказывается от заботы о подрастающем поколении. Дети стали для власти обузой.Нет спасительного смысла и в песнях самого популярного российского рэп-исполнителя Алексея Узенюка, поющего под псевдонимом «Элджей». «Эй, био-мусор, ну как вам туса?» — обращается он к зрителям фестиваля «ВКонтакте», прошедшего в Санкт-Петербурге в 2018 году. В толпе зрителей — дети 10–12 лет. Алексей много, доступно и назидательно рассказывает детям, как именно они должны «скорее умереть». Практически все его «творчество» посвящено воспеванию наркотического опьянения. «Я сливаю бабки на наркотики и тряпки… Люди как мишени в тире. Они такие тупые. Я бы мог их убивать, если бы мне платили», — рассказывает он детям, смотрящим на него с восхищением. И он такой не один. Пропаганда наркомании и суицидов стала основной темой творчества множества современных рэп-исполнителей.Тексты рэперов разрушительны, циничны и чудовищно прямолинейны. И это уже не тяжелая артиллерия, это оружие массового поражения. «Мир ужасен, ты ничтожество и у тебя нет будущего, а потому иди и разрушай себя. А перед этим убей еще и других», — вот основной посыл множества современных российских рэперов.«Суицид, инцест — другие слова надо пробовать скорей», — предлагает детям Монеточка. И дети внемлют. За 2018 год число детских суицидов выросло на 14%, заявила недавно детский омбудсмен Анна Кузнецова.«Залетаю в магазин, выпускаю магазин. У меня на это есть тысяча причин», — поет рэпер Face. И дети внемлют. Еще несколько лет назад мы думали, что массовые убийства, совершаемые детьми, бывают только в американских школах. Теперь это и наша российская реальность. Один из самых известных и особенно распиаренных рэперов Оксимирон несколько лет назад выпустил песню и клип, в котором подробно рассказал о том, как именно и в какой последовательности надо расстреливать своих сверстников в школе. У российских детей теперь тоже есть тысячи причин совершать массовые жестокие убийства.А что же в это время делают взрослые? Что делает власть с теми, кто открыто растлевает и толкает в пропасть российских детей? Она заигрывает с растлителями. О талантах желающей детям сгореть в аду Монеточки или воспевающего массовые убийства и суициды Оксимирона было многократно рассказано на центральных государственных телеканалах. В 2017 году в России приняли закон о запрете пропаганды суицидов. Но песни и видеоролики рэперов, содержащие призывы к суицидам и употреблению наркотиков, легко находятся в интернете, их клипы получают миллионы просмотров. Когда в 2018 году в некоторых регионах России местным властям удалось отменить несколько концертов самых одиозных музыкантов, о репрессиях и притеснении бедных рэперов тут же рассказали все крупнейшие СМИ. Скандал докатился аж до президента, который пообещал разобраться с возрастной маркировкой концертных и зрелищных мероприятий. Ведущие телеканала «Россия 24» посоветовали региональным властям не притеснять рэпера Хаски, призывающего «обегзлавить, обоссать и сжечь» свою страну. А заместитель генерального директора ВГТРК Дмитрий Киселев даже сравнил его с Есениным.И вообще, не надо кошмарить рэперов, ведь они мега-популярны! Треки Элджея были прослушаны более миллиарда раз, с восхищением и завистью говорит Киселев. Если людоеды так популярны, то с ними надо дружить и даже поддерживать их государственными грантами. Инициативу о государственной поддержке рэп-музыкантов, как новых «стадионных поэтов», выдвинул в 2018 году Организационный комитет по поддержке литературы, книгоиздания и чтения в Российской Федерации.Причина подобных заигрываний с рэперами понятна. Власть имущие узрели в рэп-музыке мощный инструмент влияния на умы и решили использовать его в своих целях. Посыл властей выглядит примерно так: «Вы, конечно, можете развращать детей как вам того хочется, петь им про то, как здорово было бы детям самоуничтожиться, про радости употребления наркотиков и про беспорядочные половые связи. Главное — не критикуйте власть и служите нам». Однако многократные попытки заигрывания с упырями ни к чему не привели. Рэперы стали самыми активными глашатаями протестных митингов 2019 года. Именно они во многом стали виновниками участия детей в митингах протеста.После произошедшего совсем уж двусмысленно выглядит законопроект Ямпольской, позволяющий новым «Есениным» развращать детей на абсолютно законных основаниях. «Я заливаю глаза керосином. Пусть все горит, пусть все горит», — пела стадионная поэтесса из группы IC3PEAK на оппозиционном митинге, прошедшем 10 августа 2019 года в Москве.Это гимн поколения современных подростков, их идеология. Это у власти нет идеологии. А у подростков она есть. Что противопоставит ей власть? Патриотизм а-ля «государство не просило вас рожать»? Но услышат ли дети тех, кто их предал? Будет общество и дальше пассивно наблюдать за тем, как его детей сдают на воспитание людоедам? Если народ и в этот раз проявит предательскую слабость, то через несколько лет она обернется большим пожаром, в котором «все сгорит»… на этот раз окончательно.Заглавное изображение: Уильям Блейк. Дерево самоубийц. 1824–1827