Я снова мыслями где-то не здесь. Я должен делать документы, работать какую-то работу и решать совершенно не важные по моему мнению проблемы, но мыслями я не здесь, не в душном офисе с надоевшими лицами, но меряю шагами излюбленную брусчатку, радостно встречая порывистый ветер в лицо. Мыслями я там, где сотни прекрасных темных башен желают поведать какую-то свою историю и рассказать о чем-то важном, увлечь в очередное магическое путешествие и заставить потеряться в узких переулках, которых я так боюсь и которые так люблю одновременно. Думы ведут меня туда, где писал и витал мой духовный брат, где он любил, страдал и умер в своей мелкой клети, из которой так и не смог вырваться, как и не смог освободиться от тех цепей и оков, в которые сковала его жизнь. Как бы я хотел оказаться сейчас там, дышать тем воздухом и наполняться той атмосферой, отдаваясь на съедение ветру, страхам, видениям и неистовым вдохновенческим порывам, которым никогда не бывает конца — там.

Мне надо бы собраться и заставить себя взяться за решение рабочих проблем, но вместо этого я позволил себе с упоением предаваться мечтам, раздирая душу воспоминаниями еще больше. Зачем? Ведь вряд ли еще когда-нибудь у меня будет шанс все это пережить, прочувствовать и увидеть. Но, будто умирающий, жадный до воздуха и задыхающийся, я вновь и вновь тянусь за этими мыслями, движимый мечтой поделиться кусочком этого ощущения и научить видеть так, как вижу я сам — там.

Ведомый Музой, я вижу мосты и старые замки, вижу и бурую реку, и серое настроение, созданное дождем; я вижу множество башенных шпилей, которые будто наблюдаю вживую, и солнце слепит мне глаза, пробиваясь настойчиво сквозь ветки вишневых деревьев. Я весь, целиком и полностью, там, и кажется, что я услышу гул шумной улицы в этом мертвом-но-живом городе, почувствую аромат свежей выпечки или даже смогу ощутить ветхие библиотечные страницы под пальцами — стоит лишь только закрыть глаза. Этот поток мысленных картин не унять — он бесконечен, и я совершенно не собираюсь ничего делать для того, чтобы это остановить. Желание утонуть в воспоминаниях владеет мной.

Возможно, когда-нибудь я перестану жить бесконечными образами, но не сегодня: сейчас я потерян для этого мира, для этого офиса и документов, которые мне надлежит разобрать. Ведь я весь вовсе не здесь, но меряю шагами излюбленную брусчатку — я там.

***

Еще одна бессонная ночь. Я закрываю глаза, в мыслях проносятся события дня: каждое слово, каждая мысль, а музыка уносит в какое-то прекрасное место или состояние. Открываю глаза и вижу одеяло, ноги, полотенце. Темные оттенки ночи заполнили всю комнату. Дышу летним воздухом, над головой открытое окно. Приходится представить то, чего не существует. Приятные моменты, которых не было. Час назад я прочитала страстные приятные гадости. Вкус сладкой, сахарной жизни девушки все еще в моей голове. Разве можно так писать? Описывать все вокруг и не упоминать о грязи, ненависти, неприятии. Или кто-то живет совсем без них? Можно ли отвергать какую-то сторону жизни, изрыгивая в строчки только приятные моменты, воспоминания и запах.


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ