Саргсян готовит армию к войне в Карабахе: «поглубже зарываться в землю и  не думать»

Азербайджанские танкисты ошибок делать не будут

В Армении в эти февральские дни могли бы помпезно отметить своеобразный юбилей. Ровно год назад в Вене бывший первый замминистра обороны РА Давид Тоноян на семинаре ОБСЕ «Доктринальные оборонные подходы» представил новую армянскую военную стратегию: «…для обеспечения безопасности страны и благоприятных условий для переговорного процесса под эгидой Минской группы ОБСЕ Армения намерена предпринять ряд мер. В частности, перейти к методике «Укрощения/Сдерживания»… Новая методика придет на смену «Пассивной обороне»… Методика «Укрощения/Сдерживания» предполагает как рефлексивные, так и превентивные мероприятия».

Идею  «Укрощения/Сдерживания» армянские аналитики, долго не раздумывая, просто  стащили у американцев, которые в годы холодной войны с СССР разработали известную доктрину «сдерживания путем устрашения». «Рефлексивные мероприятия» — это ответные удары, а то, что армяне посчитали «превентивными» — это, называя вещи своими именами, демонстрация решимости ударить первыми. Я всегда советую тем, кто любит покричать об «апрельской агрессии Азербайджана», обратиться к этому самоуверенному, если не сказать наглому, выступлению Тонояна, которое тогда почему-то ни у кого не вызвало осуждения.     

Но потом была «четырехдневная война», обернувшаяся для Еревана чем-то вроде национальной катастрофы. Это  сейчас армяне снова, извините за вульгаризм, «хорохорятся» — восторженно пишут о своей «победе в апреле», проводят никому неизвестные «карательные операции» на линии фронта, по-глупому хвастаются каким-то сверхэффективным оружием, прямо как фашисты накануне разгрома: «Фюрер знает, что бросить на чашу весов за пять минут до двенадцати».

Однако  вся эта пропаганда – только примитивный блеф, который невольно разоблачил ни кто иной, как сам армянский президент Серж Саргсян на своем, ставшем знаменитом чаепитии с  демобилизованными солдатами. Они-то возвращались с линии фронта и прекрасно знали, что никакого «чудо-оружия» в армянской армии нет. Поэтому, наверное, Саргсян был с ними неожиданно откровенен.

Я позволю себе весьма показательную цитату из его «глубокомысленных» рассуждений о закупке вооружений, в которых он призывает «не повторять Азербайджан»: «Мы должны иметь минимально необходимое. Если Азербайджан покупает за $2,5−3 млн T-90 или T-92, то нам в первую очередь необходимо приобрести противотанковые средства, которые гораздо дешевле. И поскольку у нас нет намерений к наступательным действиям, в таком случае противотанковых средств более чем достаточно».

Симптоматичное, хотя и несколько завуалированное признание армянского президента в том, что наступать армяне не могут, а, вот, все остальное… Во-первых, Саргсян проявил-таки свой  «могучий интеллект военноначальника». Что это за танк такой Т-92? Где-то в 50-х годах американцы разработали легкий танк Т-92, но его даже не приняли на вооружение, так и стоит экспонатом в танковом музее на Абрединском полигоне. И азербайджанские военные его точно покупать не собирались.

Во-вторых, давайте, разберемся – действительно ли противотанковые ракетные комплексы (ПТРК), которые Саргсян хочет где-то приобрести, способны эффективно противостоять имеющимся у Азербайджана танкам Т-90. Российские военные вовсе не делают секрета из того, что в противотанковом вооружении они значительно уступают лучшим зарубежным образцам. Российского серийного пехотного ПТРК, реализующего принцип «выстрелил-забыл» в российском арсенале пока нет. Правда, в ВС РФ сейчас проходит обкатку сверхсовременный комплекс «Вихрь-1», но цена его так кусается, что российское Минобороны решило закупать его только очень ограниченными партиями.

Фактически, единственный представленный на мировом рынке комплекс «Корнет-Э» принадлежит поколению «2+». А элитные армии закупают сейчас ПТРК третьего поколения — американский Javelin и израильский Spike. Да, тот самый ПТРК Spike, который есть на вооружении азербайджанской армии. Эти комплексы блестяще проявили себя в ходе апрельской войны. Но смогут ли армяне закупить эти ПТРК, если кто-то согласиться их продать? О «Вихре-1» я уже говорил, стоимость ракеты  Spike достигла двухсот тысяч  долларов, а  Javelin сейчас тянет на все 240-250 тысяч «зеленых». Суммы для Еревана совершенно неподъемные.

Так что, придется армянской армии довольствоваться старыми, еще советскими, противотанковыми комплексами с их извечными недостатками – чувствительны даже к пыли и дыму от разрывов снарядов, ракета летит медленно (200-300 м/сек), у армянских «Штурмов-С» и «Корнетов» малая скорострельность (3-4 выстрела в мин.).  Трудно будет выжить в бою армянским «бравым истребителям танков». Ох, как трудно.

Теперь самое важное, танки Т-90, поставленные в Азербайджан, прекрасно проявили себя в Сирии, хотя сирийские танкисты, как бы помягче сказать, те еще «специалисты», сами умудряются поставляться под ракеты боевиков. Уже зафиксировано не менее десяти попаданий в Т-90 управляемых ракет  надежного американского комплекса TOW-2А. Однако подбить танки и причинить ущерб экипажам боевикам не удалось – срабатывала динамическая защита «Контакт-5». Кстати, попадания происходили только тогда, когда сирийцы по каким-то, только им одним известным причинам, отключали комплекс оптико-электронного подавления «Штора-1». Если комплекс работал, «Штора» сбивала с цели любую ракету.

Вот, и делайте печальный для Сержа Саргсяна вывод – азербайджанские танкисты ошибок делать не будут и их Т-90-ые сомнут любую оборону противника, даже если армяне «нашпигуют» ее противотанковыми комплексами. Другими словами, никакого ассиметричного, но адекватного ответа возможному наступлению азербайджанских войск армяне дать не могут.

Но как же тогда «неприступные» армянские линии обороны, проходящие в горно-лесистой местности, которыми привыкли хвастаться армянские военные? Конечно, Саргсян не преминул за чашкой чая напомнить своим гостям о том, как трудно будет азербайджанским войскам наступать в Нагорном Карабахе. Но у меня встречный вопрос – а обороняться  легко? Ведь оборона в лесистых горах строится отдельными опорными пунктами для удержания господствующих высот, узлов дорог, перевалов, водоемов и пр.

Такой защитной линии давно найдено «противоядие» в формате обходящих штурмовых групп, которые способны скрытно сосредотачиваться в складках местности, чтобы через незанятые промежутки обороны выходить во фланг и тыл опорных пунктов для нанесения внезапных ударов.

Именно эту тактику применяли азербайджанские войска в апреле, и она полностью себя оправдала. А, если будет приказ о полномасштабном наступлении, то на противника обрушится мощный огонь минометов, гаубичной, реактивной и самой современной самоходной артиллерии, прекрасно зарекомендовавшей себя именно в горных условиях. Подобной у армян никогда не было. Кстати, у армянских ВС нет и ударных вертолетов, незаменимых при уничтожении опорных пунктов противника, и самой возможности высадки десантов в его тылу.

Но я не буду вслед за дилетантами, пусть даже и доброжелательными, утверждать, что армянские фортификации – это «мыльный пузырь», а их арсенал – не более, чем «груда металлолома». Конечно, это не так. Но проблемы у армянского генералитета наметились едва ли не по всем направлениям. И, прежде всего, это – «снарядный голод». Не то, чтобы армяне растратили своей боезапас в апрельской войне, просто давно вышел гарантийный срок хранения боеприпасов к вооружению, полученному от России в 90-ых – и в начале «нулевых» годов.

Даже применение китайской реактивной системы залпового огня WM-80 (всего четыре, а не восемь  боевых машин реактивной артиллерии), которыми так гордятся в Ереване, выглядит весьма проблематично. Дело в том, что именно в 2017 году истекает оптимальный срок хранения 273-мм реактивных снарядов, дополнительная закупка которых не предусмотрена соглашением между Арменией и китайской внешнеторговой корпорацией Norinco. А это значит, что китайские «просроченные» боеприпасы могут сдетонировать при эксплуатации РСЗО (особенно при транспортировке) или не взорваться при достижении цели. 

И последнее, не могу не коснутся любимой темы армянского президента – ПВО против авиации. Серж Саргсян просветил армянских военнослужащих: «Если Баку покупает самолёт за 30 миллионов долларов, то нам нужно за меньшую сумму приобрести средства ПВО. Я не говорю, что у нас не должно быть самолетов». Действительно, Саргсян мог бы не заикаться о самолетах, потому что ничего, кроме пяти потрепанных Су-25 у армян за прошедшие четверть века  не появилось.

Впрочем, для нас важно другое: действительно ли армянская ПВО, прикрывающая небо над Карабахом – такой, уж, надежные щит от действий азербайджанской авиации, как утверждают армяне. Почему Саргсян забывает, что подлетное время к объектам армянской оккупационной армии чрезвычайно мало, а боевое развертывание зенитно-ракетных комплексов или даже их простой перевод в боевое состояние занимает драгоценные для армян минуты?

Не буду апеллировать к военному кругозору армянского президента, который готовится уничтожать несуществующие танки Т-92. Уверен, что он ничего не знает об операции израильских войск в Ливане летом 1982 года, названной  «Шлом а-Галиль» («Мир Галилее»). А зря, что не поинтересовался. В ее формате была проведена другая уникальная операция израильских ВВС «Арцав-19» («Медведка 19») против сил ПВО Сирии. Она изучается в лучших военных академиях мира как модель самого эффективного применения средств радиоэлектронной борьбы и подавления противовоздушной обороны. Эта самая «Медведка» стоила сирийцам потери 30 зенитно-ракетных батарей. Не сомневаюсь, что азербайджанские военные ее хорошо изучили, тем более, что у них на вооружении есть самые современные средства РЭБ и РЭП.

В Армении никак не отпраздновали годичный юбилей международной презентации своей военной концепции «Укрощения/Сдерживания» Азербайджана. Да и как это сделать, если сам Серж Саргсян, фактически, объявил армянским военным о том, что им надо готовиться к глухой обороне, поглубже зарываться в землю и даже не думать о каких-либо «превентивных ударах». Но и свою «концепцию» армяне тоже не отменили. А, значит, по-прежнему остается актуальным вопрос к армянским ВС и их главнокомандующему: «Так, когда же и чем устрашать будете, господа «непобедимые»?».

Специально для Vesti.Az

Главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу 

   

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ