ZDF: иностранным журналистам россияне рассказывают о своей стране лишь хорошее Владимир Путин хочет сделать РФ единой и сильной, и многие россияне действительно его в этом поддерживают и отзываются о президенте с восхищением, передается на сайте немецкого телеканала ZDF. Однако многие задумываются, какие ответы давать в беседе с иностранными журналистами, а после стараются говорить только о хорошем, даже если его в их жизни не так много, отмечает Бритта Хильперт, проделавшая путь от Москвы до Владивостока.

Это было похоже на мираж: посреди сибирских снегов — живые верблюды, вспоминает немецкая журналистка Бритта Хильперт в статье, опубликованной на сайте телеканала ZDF. По её словам, такую неожиданную картину можно увидеть только в России, преодолевая 10 тыс. км через крупнейшую в мире страну, в которой найдётся место для всего — городов и деревень, для богатых и бедных, горя и радости.

В рамках проекта телеканала автор статьи вместе с коллегой проделала путь через всю Россию от Москвы до Владивостока — по дороге, которая к тому моменту была только что достроена — об этом позаботился президент Владимир Путин, отмечает Бритта Хильперт. Тогда эта трасса до города, название которого означает «владей Востоком», была важным символом: сделать Россию единой и сильной — такой была и остаётся программа Путина, пишет корреспондент ZDF.

В 2017 году портреты Владимира Путина всё ещё висят в рабочих кабинетах и некоторых гостиных, отмечает автор. Некоторые россияне действительно восхищаются Путиным. Как рассказала немецким журналистам телезвезда Тина Канделаки, «поколение Путина», которое в 2018 году впервые пойдёт на выборы, — это поколение её дочери. Эти молодые люди не знают голода, кризиса и нужды. Для Тины Канделаки сегодняшняя Россия — это страна неограниченных возможностей. Это неудивительно, ведь она смотрит на солнечную сторону российской жизни, пишет корреспондент ZDF.

Если спросить кого-нибудь другого, возникает ощущение, что человек как следует думает, что говорит, и если говорит — то только что-то хорошее, уверяет автор статьи. Она признаёт, что хорошее действительно есть — в первую очередь, в сравнении с 90-ми годами прошлого века, травматическими для старших поколений. Например, тётя Нина, которую иностранные журналисты заприметили в Подмосковье, продавала на обочине дороги садовые яблоки. Она радуется тому, что пенсия приходит вовремя, потому что при Ельцине так было не всегда. По поводу того, что €110 в месяц никак не хватает на жизнь, она говорит лишь, что сидеть тут у дороги и продавать яблоки для неё не в радость, но что поделать.

В некоторых из россиян, с кем беседовали во время своей поездки немецкие журналисты, репортёры почувствовали нервозность. Когда проводились съёмки, в России шли обсуждения законопроекта, в соответствии с которым зарубежные СМИ в стране должны быть зарегистрированы в качестве иностранных агентов. «Агент — это звучит как «шпион», как «враг», — поясняет Бритта Хильперт. Возможно, поэтому пожилая женщина посреди разговора спросила журналистов, есть ли у них вообще разрешение на беседу с ней, чтобы потом власти не припёрли её к стенке с вопросом, что это она тут такое рассказывает.

Как подчёркивает автор статьи, хватка государства в России стала крепче, особенно хорошо это видно по природным ресурсам: десять лет назад журналисты из Германии посетили нефтяное месторождение под Тюменью, которое тогда было совместным российско-британским предприятием. Сегодня те же самые бурильные скважины принадлежат российскому государственному концерну «Роснефть», и местное руководство сообщило, что, к сожалению, не может разрешить съёмку. Такой ответ был дан после долгой переписки по электронной почте и попыток выяснить, хотят ли иностранные репортёры поговорить с Герхардом Шрёдером, занимающим высокий пост в «Роснефти», и не могут ли они выслать вопросы заранее.

По замечанию Бритты Хильперт, она вместе с коллегами направила свыше 80 запросов в различные компании, всевозможные учреждения и даже в ФСБ. В некоторых местах им отвечали и расспрашивали, о чём репортёры хотят поговорить и что собираются делать. Однако в итоге в большинстве случаев выходило так, «как это часто бывает в России» — то, что уже было запланировано, вдруг оказывалось временно невозможно, завершает корреспондент ZDF.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ